Расследования:

Берегись Марии!

07.08.2020

Следствие и суд не сумели отличить добро от зла, защитить ребенка от порочной матери

Автор: Отдел расследований «НГК»

943

10

Несколько лет назад «Новая газета Кубани» опубликовала статью под названием «В погоне за погонами». В статье шла речь о деле правозащитника Александра Кихтенко из Армавира,  которого обвинили в педофилии. Тогда в редакцию обратилась его мать с просьбой - придать огласке факты вопиющих нарушений уголовно-процессуального законодательства, допущенных армавирскими следователями, которые привели Кихтенко на скамью подсудимых.

Как выяснилось, в тот самый период следственный отдел по г. Армавиру СУ СК РФ расследовал еще одно дело по этой же статье, которое удивительно схоже с делом Кихтенко. И место событий - Армавир, и мотив – месть, и фигурантки - неустроенные мамочки - повторяются. Тут что-нибудь одно: либо Армавир превратился в город – педофилов, либо у следователей Армавира с незадачливыми мамочками статья эта стала нынче модной, - подумали мы и решили вникнуть в суть. Расследовать дела подобного рода чрезвычайно сложно, фигуранты, как правило, не хотят публичности. Здесь же все наоборот. Обвиняемый требовал огласки. 

 Поплатились за жалость

Летом 2012 года Мария Кузнецова со своим семилетним сыном Александром (фамилия и имя ребенка  изменены) сняли времянку у семьи Коростылевых в садоводческом товариществе «Химик» в г. Армавире. Галина и Алексей Коростылевы – пенсионеры, поэтому домашнее хозяйство и огород занимали у них почти все свободное время. Когда Мария уезжала на работу, мальчик часто оставался дома один. Впрочем, сидеть в четырех стенах Саша не любил. Соседи часто видели его, целыми днями разъезжающим на велосипеде по дачам. Взрослые сочувственно относились к ребенку, предоставленному самому себе. По возможности старались накормить, поддержать добрым словом. К детям, тем более обделенным судьбой, взрослые быстро привязываются. Вот и супруги Коростелевы прикипели сначала к Александру, а потом стали сочувственно относиться к его маме. Для матери-одиночки они стали вроде спасительной гавани, где накормят и напоят, подождут с оплатой за квартиру, да еще и взаймы дадут. Даже с регистрацией на свою жилплощадь помогли Марии вопрос решить. В наше прагматичное время родные люди не всегда в таких случаях пойдут навстречу. Понятно, что сочувствие к Саше незнакомых людей постепенно стало Марией эксплуатироваться. Сначала Саша ходил в школу № 2, но отношения с одноклассниками у него не заладились, и вскоре Мария перевела его в школу-интернат № 1 «Казачья», где он мог оставаться с ночевкой, так как Мария часто допоздна отсутствовала дома. Однако Сашу тянуло в семью, к бабе Гале и деду Леше.

- Ребенок большую часть свободного от школы времени проводил в нашей семье, - рассказывает Галина Коростылева. - У меня ведь ни детей не осталось, ни внуков, сын  разбился, первый мой муж умер. И я, и Алексей привязались к Саше и заботились о нем, как о родном. Иногда спрашиваю: «Маша, вы ели сегодня?» Она: «Да нет, собиралась борща сготовить». Я ей – идите, я вас покормлю. Она попросила его в больницу оформить на лечение. Помогли, не раздумывая. Уроки делали с ним вместе. Без присмотра я его не оставляла, когда он приходил к нам. А Саша всегда с удовольствием к нам прибегал, - рассказывает Галина Коростылева. Для ее широкой сердобольной души – это не меньшая трагедия, чем для ее второго мужа Алексея. Потому, что камень, вложенный в протянутую руку, жжет по-особому.

К декабрю 2016 года Алексею Коростылеву суд вынес приговор, и его посадили на 12 лет по статье - п «б» ч.4 ст. 132 УК РФ (иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему, не достигшего 14-го возраста). Сегодня 67-летний инвалид боевых действий отбывает срок в колонии пос. Двубратского, и до сих пор не может смириться с несправедливостью приговора и, что всего больнее, коварством бедной жилички, которую они приютили с ребенком из самых благих побуждений. Обращения во множество инстанций, включая аппарат Уполномоченного по защите прав человека РФ, не дали результатов. Ни одна инстанция не хочет вникнуть в суть вопроса, отделываясь лишь отсылками на нижестоящие инстанции. Статья эта в нашем обществе воспринимается как проказа, никто из правоохранителей не хочет вникать в суть дела. Потому что ответственные люди не хотят, чтобы за стены их уютных кабинетов проникали даже письма, связанные с самой тяжкой и с самой позорной статьей Уголовного Кодекса. Подобная «щепетильность» и стала, на наш взгляд, одной из причин того, что под статью «педофилия» стали подставлять невиновных все чаще и чаще. Случай семьи Коростелевых – весьма показателен в этом смысле. 

Журналист «Новой газеты Кубани» выехала в Армавир и встретилась с Галиной Коростылевой. В делах этой категории характеристика сторон имеет весьма важное значение. Человек – существо социальное: характер, привычки, условия жизни и окружение имеют в подобных случаях определяющее значение. Но почему-то следственные органы и суды не хотят брать во внимание особенности личности, им легче вбить человека в стандартную схему – подогнать под статью. Мы постарались собрать всю полноту информации от очевидцев тех событий, а также изучили документы по делу.  

- Алексей Филиппович с мальчиком был строг. Стихотворение мы учим про Родину, а Алексей говорит, «да что ж так рассказываешь, ты ж мужик, вот так надо рассказывать». Но сильно он его не ругал. Саша и к соседу заходил, он к любому мог зайти, он коммуникабельный мальчик. Первое время Маша не работала. Они к нам в июне 2012-го пришли, а работать она пошла спустя полгода. Ее подруга Вика устроила к себе, у нее фирма по спортивным ставкам в Новокубанке. Она возвращалась с работы поздно, и как-то разбила свою машину. А у нас была «шестерка». Муж сказал: «Маша, сделай страховку и езди, на такси ведь дорого, много не накатаешься», - вспоминает Галина Викторовна.

- Бывало, к ней приезжали мужчины. Иной раз спрашиваем у сынишки – где мамка, что она делает? А он отвечает: «Да, люлю, целуются…». Я ее не осуждаю, она одинокая женщина. Но ребенок не должен быть посвящен в интимные дела. Как-то Маша рассказывала о своем 16-летнем женихе, они к нему в Волгоград даже ездили, - вспоминает Галина, - так я ей деликатно напомнила о том, что сын растет и лучше его не посвящать в свои личные интимные дела. Маша посмеялась надо мной и сказала, что мы старорежимные люди, и что сейчас жизнь совсем другая.

Эта другая жизнь обрушилась на  супругов Коростелевых в сентябре 2013 года, после того, как в полицию поступило заявление Марии, в котором она обвиняла Алексея Филипповича в педофилии.

- Мы не могли в это поверить. Она отдала деньги за жилье, а на следующий день обратилась с заявлением в полицию о том, что Алексей Филиппович совращал ребенка. Нас вызвали к следователю, в этот же день Алексея повезли на полиграф, он, естественно, согласился пройти проверку на полиграфе, так как ни в чем не виноват. Приехал следователь Баранов, провел обыск без понятых, все проверил, ничего не нашел, - рассказывает супруга Коростылева не скрывая слез.  

- Через какое-то время появилась Маша, пригнала машину, отдала ключи от дома. Я ее спрашиваю: «Как ты могла с нами так поступить?» Она ответила, что ей ничего другого не оставалось. Ее сожитель присутствовал  при этом разговоре, но потом отказался встречаться с нашим адвокатом, - вспоминает Галина Викторовна.

Во время следствия, которое длилось три года, Алексей Филиппович Коростылев находился дома. Он и рассказал супруге о том, что Мария вскоре после подачи заявления предлагала забрать заявление в обмен на 100 тыс. рублей. Видимо, не знала она тогда, что обвинению в тяжком преступлении, да еще в отношении ребенка, дать обратный ход уже нельзя, а понести ответственность самой придется. Уже не раз в России были случаи, когда женщинам, которые ранее обвиняли мужчин в преступлениях сексуального характера в отношении малолетних детей, инкриминировалась 306-я статья УК РФ «Заведомо ложный донос».

Будучи в Армавире, журналист встретился с другом семьи Коростылевых, Тамарой Клиновой.

- Я поражена решением суда. От того, что я услышала на суде, волосы встали дыбом. Мы с Коростелевыми лет 30 дружим, то они к нам приезжают, то мы к ним, то на речку ездим вместе. Ну, вот пустили они эту квартирантку. Она в топиках, в шортах ходит, все наружу. Я начала присматриваться, смотрю, иномарки к ней приезжают, цепочка золотая, а пацан по дачам бегает. Потом уже Галка уроки с ним учить стала, кормить его. Спросишь у Сашки: «А где твоя мать?» «А, я не знаю», другого ответа не было. Потом телефон шикарный у нее, планшет появился, совсем от дома отбилась. Звонит при нас Галине как-то: «Поучи с ним уроки!» Леха – по хозяйству днями, то виноград разводит, то на рыбалке сидит. Как можно было оговорить?! Семья нормальная! Свидетелей в суде вообще не услышали. Какая там педофилия?! Пацан гуляет во всю по дачам, и в лагере там инцидент был, в интернат отправили на учебу, там то же самое, значит он в курсе, что мама вытворяла?! Я поражаюсь суду! Я пришла в суд правду рассказать! Ни за что он сидит, болеет, он увечья на службе получил за границей, глаз потерял, у него простреляна нога… Он всегда был на глазах! У них слышимость в доме такая! А Мария зарабатывала сомнительным способом деньги. Саша называл Коростылевых баба Галя и деда Леша, он сам всегда с удовольствием к ним приходил, никакого страха не испытывал. Это все провокация, - резюмировала Тамара Алексеевна Клинова.

Сосед Коростылевых по даче, Булычев Николай, был менее эмоционален в беседе с журналистом:

- Я был на суде, все рассказал. У меня что сломается, я иду к нему, он мне помогал, все делал. Нормальный человек. Мальчика тоже знал, он тут на велосипеде как начнет гарцевать. Орет, кричит, как сумасшедший. Это у него привычка была такая. А мама – голимая б… Я и в суде сказал, что она гулящая женщина. К ней ездили…Она не работала, только этим зарабатывала. А мальчик орехи рвет, я, говорит, кушать хочу. Ну, я ему и говорю, иди сюда, мы с женой накормили пацана этого. Я с ней почти не общался. Однажды, помню, у меня соседи участок продавали, она и говорит: «Скоро у меня бабки появятся, я так сделаю, что мне деньги сами дадут, и я участок здесь куплю и буду строиться». Вообще, непутевая она женщина, это я вам честно говорю, - охарактеризовал бывшую соседку Николай Булычев.  

Следователи с улицы

В ходе обысков в доме Коростылевых были изъяты «Детский крем» и бутылка масла «Ушастый нянь», которые были признаны вещественными доказательствами. А также изъят телефон, в котором обнаружены «удаленные видеофайлы порнографического содержания», при том, что сам Коростылев пользоваться мобильным интернетом не умеет. Кстати, изымали у Коростылева телефон в черном корпусе, а «удаленные видеофайлы порнографического содержания» были обнаружены в телефоне с серебристым корпусом. Но этими нестыковками дело не ограничивается.

Беседуя с журналистом, Галина Викторовна показала свои руки, пораженные с экземой, появившейся в результате долгой работы на вредном химическом производстве. Именно поэтому в доме всегда есть детский крем и детское масло, которые были изъяты как вещдоки.

Уже с самого начала стали возникать вопросы к следствию. Следственные действия производились в присутствии понятого Игоря Балыкина, который не раз участвовал на следственных мероприятиях в течение (!) трех лет. Адвокаты Коростылева выяснили, что Балыкин не мог участвовать в качестве понятого в следственном действии, так как являлся внештатным сотрудником следственного отдела СКР по г. Армавиру. Так мало того, понятой еще и собственноручно составил один из протоколов обыска. Позже следователь СКР Игорь Сабанин, расследовавший это дело,  подтвердил в суде, что протокол обыска Коростылева составлялся Балыкином, якобы, под его диктовку. А всего в деле аж 15 протоколов составлено схожим почерком!  А тот факт, что Балыкин часто участвовал в следственных действиях в качестве понятого, следователь Сабанин пояснил тем, что Балыкин в тот период не работал и сам изъявил желание в них участвовать, так как у него было много свободного времени. Сам Балыкин впоследствии в суде пояснил, что ему было интересно участвовать в следственных действиях, так как это было связано с выбранной им специальностью, а внештатным сотрудником СКР он на тот момент не являлся.

Еще двое понятных – А. Корнишев и А. Антонян являлись помощникам следователя (Корнишев был помощником следователя Сабанина, который вел дело, а вскоре и сам стал следователем СКР). Хотя ранее в суде Александр Корнишев пояснял, что его остановили на улице и пригласили поучаствовать в следственных действиях.

- Вспоминаю, как однажды сидим мы у следователя, забегает пацаненок и обращается к следователю: «Дядя Игорь….»  А мы с мужем сидим в кабинете. Если бы он увидел, того человека, который над ним издевался… А следователь говорит: «Иди погуляй. Потом подойдете…». А в суде Маша говорила, что ей надо посоветоваться со следователем, - вспоминает Галина Викторовна. Есть еще ряд данных, указывающих на то, что у Марии Кузнецовой было неформальное общение со следователем.

 Экспертизы  в пользу обвиняемого

Несколько экспертиз, которые были проведены в рамках уголовного дела, не подтвердили вины Коростылева.

Во-первых, эксперты достоверно не смогли сказать, были ли в отношении мальчика совершены развратные действия и кем именно, а также не смогли сделать вывод о достоверности показаний ребенка. Каких-либо повреждений в области половых органов и анального отверстия у мальчика не обнаружено. Кроме того, в заключении судебной сексологической экспертизы при описании правонарушителя ребенок говорил не о Коростылева, а о совершенно другом человеке.

Согласно заключению экспертов, мальчик «подвержен влиянию со стороны…», «инфантилен, лжет легко, присутствует склонность к фантазированию, ему свойственна эмоциональная вспыльчивость, что может быть также связано с неблагополучием семейной ситуации. Поведение мальчика при проведении психологического обследования, характер его рассказа говорит о высоком уровне воздействия окружающих родственников на ребенка». По результатам психо-медико-педагогического обследования сделать выводы о достоверности показаний ребенка не представляется возможным.

В ходе опроса воспитателя школы-интерната всплыл один интересный факт. Однажды она застала Сашу за тем, как он показывал свой член другому мальчику. Педагога также насторожило, что Саша предлагал другим мальчикам сделать массаж половых органов. Со слов педагога, Саша пояснил, что демонстрировать половые органы его научил «Филиппович» (надо сказать, что Саша всегда называл Коростылева «дедом», а Филипповичем его звала Мария, мать мальчика). Педагог охарактеризовала мальчика, как «замкнутого, недолюбленного…»

Еще один показательный момент, о котором нам поведала Галина Коростылева. Как-то раз Мария ей рассказывала о звонке из детского лагеря, где отдыхал сын. Ей сообщили, что, якобы, Саша изнасиловал другого ребенка. Галина Коростылева посоветовала ей поехать в лагерь и все выяснить, но Мария не поехала, так как вскоре должен был закончиться срок путевки, и ее сын должен был вернуться домой.

Действительно, согласно документам, Саша находился на отдыхе в ДСОЛ «Прометей» в городе-курорте Анапа с 24 июля по 10 августа 2013 года.

Из показаний свидетеля – мальчика, с которым учился Саша в казачьей школе, выяснилось, что Саша предлагал ему сделать «массаж писюна» и стал рассказывать, что у него были отношения с дядей, которому 32 года, что это было один раз дома, и что это мамин знакомый.

(Супруги Коростылевы в суде пояснили, что к Марии действительно приезжал знакомый по имени Алексей, который был у нее в течение трех дней, именно столько простоял его черный автомобиль БМВ возле дома. Ему на вид было 30 лет, он часто приезжал к ней, и Мария с ребенком ездила к нему не раз на несколько дней).

Согласно заключению судебно-психологической экспертизы, сделанной в ноябре 2016 года, у мальчика имеются такие индивидуально-психологические особенности, как склонность ко лжи и повышенной внушаемости, но в пределах возрастной нормы. В поведении ребенка, согласно экспертизе, в стрессовых ситуациях это проявляется в раздражительности, склонности к гневу, субъективности оценок, непредсказуемости поведения, совершения в состоянии гнева поступков, о которых затем высказывается сожаление, контроль за поведением ослаблен, повышенная склонность к страхам, выискивание поводов для беспокойства, постоянная неустойчивость настроения, привязанностей и эмоций.

Данные особенности, по мнению эксперта, могли повлиять на характер его показаний по делу, у мальчика имеется склонность к нарушению норм и правил, которые могут выражаться в антидисциплинарных и антисоциальных поступках. Эксперт считает, что склонность мальчика к проявлению неврозов связана с большим количеством страхов и наличия травм на предыдущих этапах его жизни. Кроме того, у мальчика обнаруживаются признаки ранней сексуализации.

Педагоги из МОУ СОШ № 2, где учился мальчик, охарактеризовали мальчика как нервного ребенка, не находящего контакта со сверстниками.

Как рассказывают очевидцы, у мальчика слово «массаж» всегда было на уме. Он предлагал сделать массаж, если у кого-то что-то болело. Это его желание казалось им странным.

Из заключения эксперта Н.И. Сухоруковой следует, что при обсуждении ситуации правонарушения, поведения мальчика кардинально менялось: он становился замкнутым, допускал в речи длительные паузы, начинал плакать, не описывал сексуальных действий, произведенных в отношения него «дядей Лешей», утверждал лишь то, что «он это делал» …толком не мог описать внешность правонарушителя: «Это был взрослый дядя, мне тогда было 7 лет, мама была на работе… сейчас рассказываю о дяде Леше, ... а еще был дядя с коротким, седыми волосами, «… не знаю, как его зовут... я не знаю про него, я не знаю, кто он, … другой дядя не очень высокий, не очень сильный, он страшный, … он меня напугал, … он давал мне конфеты, ... маме сказал через год, что это дядя Леша». Тут же, вытерев слезы, бодрым голосом спросил эксперта: «А мы вообще о ком говорим? Это дядя Леша был». Более подробной информации о фактах, изложенных им в показаниях, не дал.

«Не мог пояснить, почему и с какой целью мужчина предпринимал в отношении него такие действия. Хотя и считает, что его нужно «наказать», «мне его не жалко», однако пояснить причину этого не может», - пишет эксперт. Также эксперт указала на признаки искаженной половой идентичности у ребенка (ассоциирует себя и с мальчиком и с девочкой), а также признаки задержки психосексуального развития. На вопрос, мог ли ребенок осознавать обстоятельства совершаемых в отношении него противоправных действий и давать о них показания, эксперт Сухорукова пояснила, что он не мог в полной мере воспринимать внешнюю сторону обстоятельств, имеющих значение для дела и давать о них показания...

Ни экспертиза, проведенная институтом им. Сербского в Москве в отношении Коростылева, ни результаты опроса с применением полиграфа, которые свидетельствовали о том, что Коростылев «не располагает виновной информацией по делу», не свидетельствовали о вине подозреваемого.

Дело не раз возвращалось прокурором для производства дополнительного следствия, так как собранных по делу доказательств было недостаточно для принятия решения об утверждении  обвинительного заключения. На это следователям указывала и прокуратура Краснодарского края.

Срок предварительного следствия по делу продлевался десятки раз, несколько раз расследование приостанавливалось, в очередной раз возвращалось и прокуратурой города и прокуратурой края для производства дополнительного следствия. А через два года Алексею Коростылеву все-таки было предъявлено обвинение.

В феврале 2016 года в СМИ появилась информация о предстоящем суде «подозреваемого в развращении ребёнка».

«По данным следствия, случай выявила воспитатель семилетнего мальчика, находящегося в одном из учебных заведений города. О данном факте она рассказала матери несовершеннолетнего. Мужчина, который подозревается в педофилии, был их соседом, и, предположительно, совершал незаконные действия сексуального характера на протяжении двух лет. Теперь ему грозит до 20 лет лишения свободы, - сообщало «А-Медиа Групп».

Следователь по особо важным делам СО по г. Армавиру СУ СК РФ по КК Игорь Сабанин, расследовавший дело, прокомментировал расследование дела журналистам: «Следственным отделом по г. Армавиру было рассмотрено уголовное дело по факту совершения иных насильственных действий сексуального характера жителем г. Армавира в отношении малолетнего мальчика. В связи с неочевидностью данного преступления, данное уголовное дело расследовалось на протяжении двух лет. Было проведено большое количество экспертиз, в частности, судебно-психиатрические, которые проводились в Москве в институте им. Сербского». Правда, следователь утаил от журналистов результаты этих экспертиз, которые не подтвердили вину обвиняемого.

Но 26 февраля 2016 года, в ходе предварительного слушания,  судья Армавирского городского суда  Сергей Погребняк вернул дело прокурору, поскольку обвинительное заключение было составлено с нарушениями. Соответствующее ходатайство было направлено стороной защиты, которая обратила внимание суда на то, что в обвинительном заключении, утвержденным прокурором г. Армавира Игорем Стуканогом, не в полном объеме приведены доказательства, на которые ссылается сторона защиты. Ряда показаний свидетелей вообще нет в заключении, нет также показания свидетелей, допрошенных а рамках дополнительного следствия по указанию заместителя прокурора Краснодарского края В. Рябоконева. А часть показаний свидетелей защиты приведена  не в полном объеме. Нет в обвинительном заключении и результатов нескольких судебных экспертиз, на которые ссылается сторона защиты, отсутствуют результаты опроса на полиграфе. По мнению суда, следствием не было достоверно установлено время и место совершения преступления, а указание в обвинительном заключении на период совершения преступления «с июня 2012 года по 23 июля 2013 года, систематически, не менее трех раз в неделю» не позволяет суду достоверно установить объем предъявленного обвинения. Указав еще на ряд нарушений, судья Армавирского городского суда Сергей Погребняк не стал рассматривать дело по существу и вернул его прокурору. Но гособвинитель Андрей Сыромятников обжаловал данное решение в апелляционной инстанции. Жалобу на это решение в апелляционную инстанцию подала и Мария Кузнецова. В итоге судья Краснодарского краевого суда Галина Лободенко отменила решение суда первой инстанции и направила дело в Армавирский городской суд для рассмотрения по существу.

Судебное разбирательство длилось полгода.

- На тот период времени мой сын обучался в школе-интернате, - рассказывает Мария Кузнецова в суде. - Учитель вызвал меня в школу и поинтересовался, что происходит у нас дома. Я не поняла вопроса, тогда педагог мне пояснила, что мой ребенок делал детям массажи сексуального характера. На вопрос учителя, он ей рассказал, что видел это на видео в телефоне у мужчины, которого сын называл Филиппович, и что это происходило с ним же.

- Я спрашивала сына, почему он не рассказывал мне об этом, Саша сказал, что боялся рассказать. По его  словам, происходило это неоднократно… Я в тот же день собралась с сыном, и мы уехали к моей подруге… фамилию ее не помню, которая проживала в Северном микрорайоне. Нам с ребенком негде было жить, спустя некоторое время мне пришлось оформить ребенка в социально-реабилитационный центр г. Армавира «Улыбка», - пояснила горе-мамаша.

Допрошенная в суде подруга Марии - Виктория Агафонова рассказала, что Сашу знает, потому что знакома с его мамой, Кузнецовой М.Л.

- Так сложилось, что я оказывала ей юридическую помощь, помогала ее сыну, так как мальчика обижали в школе. В сентябре 2013 г. точную дату затрудняюсь назвать, но в промежуток времени до 10 сентября 2013 г., мне позвонила вечером Мария Кузнецова, которая плакала и говорила, о том, что произошел инцидент в интернате, в котором обучался ее сын. По словам Марии, о случившемся ребенок мог рассказать только мне. Кузнецова М.Л. вместе с сыном приехала ко мне домой. Он мне рассказал, что когда он находился в школе с мальчиками в раздевалке, он предлагал им полизать их половые члены. Но потом Саша сказал, что мальчик сам просил полизать его половой член. Я предложила Кузнецовой М.Л. обратиться в правоохранительные органы, что мы и сделали, - пояснила свидетель Агафонова.

В суде Галина Коростылева пояснила, что, когда Мария устроилась на работу, мальчика забирал из школы некий человек, которого она называла «Саша-кипяток». Иногда он забирал мальчика с ночевкой. Потом Мария начала работать по графику 2/2 и стала жаловаться, что Саша не хочет идти к «кипятку». Мария говорила, что, может, Саша не хочет идти к «Кипятку» потому, что, возможно, «Кипяток» пользуется им… Но, похоже, этим словам никакая оценка не была дана.

Директор МСОШ № 2 Елена Чернявская в суде охарактеризовала Сашу, как нервного ребенка, который не мог находить общий язык с детьми, он задевал других детей в классе, чтобы привлечь к себе внимание, вскоре он выбыл в школу-интернат в связи с тяжелым материальным положением семьи.

В суде также были допрошены внуки Алексея Коростылева, в показаниях которых каких-либо уличающих фактов не прозвучало.

О том, что Саша приходил в гости к Коростылевым рассказали в суде и соседи, чувствовал он себя там как дома, никого не боялся и не жаловался. Соседи так же подтвердили в суде, что к Марии приезжали мужчины, которые забирали ее с ребенком, а иногда одного ребенка, они пояснили, что речь шла о «вишневой пятерке» и «черном микроавтобусе».

Сторона защиты также просила суд допросить сотрудников санатория «Ейск», где на лечении находился Алексей Коростылев в инкриминируемый ему период совершения преступления, но гособвинитель возражал, и суд занял позицию прокурора в этом вопросе.     

   Вердикт без доказательств

Приговор Коростылеву был вынесен 8 декабря 2016 года. Уже другая судья Армавирского городского суда Светлана Клюшина признала Алексея Коростылева виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч.4 ст. 132 УК РФ и назначила наказание в виде лишения свободы сроком 12 лет с отбыванием наказания в колонии строго режима. Ранее судья Погребняк считал, что квалификация действий обвиняемого не соответствует диспозиции п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ.

По мнению защиты, вынесенный приговор основан лишь на показаниях мальчика, больше ни одного доказательства вины Коростылева попросту нет. Нет ни одного вещественного доказательства, которые могли бы идентифицировать причастность Коростылева к деянию, нет свидетелей. Нет в деле и экспертных заключений, прямо указывающих на присутствие у обвиняемого признаков педофилии. Суд не дал оценку заключению комплексной судебной психолого-сексолого-психиатрической комиссии экспертов, согласно которой у Коростылева каких-либо расстройств сексуальной сферы, в том числе педофилии, не выявлено.

Не принял суд и результаты опроса на полиграфе, а ходатайство защиты о вызове специалиста, проводившего исследование, отклонил. Кроме того, в протоколах двух судебных заседаний подпись обвиняемого не принадлежит Коростылеву. И даже последнее слово, предоставленное подсудимому, суд оборвал.  

Защита обжаловала приговор, но апелляционным определением в феврале 2017 года приговор Армавирского городского суда был оставлен без изменений. В апреле того же года судья Краснодарского краевого суда Сергей Саликов отказал в передаче кассационной жалобы на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Адвокаты Коростылева были уверенны, что дело до суда не дойдет. Ведь обвинение строится только на показаниях ребенка, в деле нет ни одного подтверждения вины. Но уже четыре года, как инвалид военных действий второй группы (у Коростылева разорвана икра и потерян глаз от осколочного ранения) отбывает наказание.

Главная задача следствия – доказать вину, но этого не было сделано ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного разбирательства.

На Кубани наблюдается рост возбужденных дел по этой тяжкой статье -  Армавир, Новороссийск, Кореновск, Выселки, Каневская, Приморско-Ахтарск. Казалось бы, к расследованию такой категории дел, когда предъявляется обвинение в особо тяжком преступлении, надо подходить особенно скрупулезно, ведь сроки наказания не малые. Но, к сожалению, в Краснодарском крае складывается ужасающая практика, когда социально неблагополучные мамы обвиняют мужчин в педофилии. А следователи, не обращая внимания на отсутствие доказательств, возбуждают уголовные дела. При этом ни надзорное ведомство, ни судейское сообщество не пытаются разобраться по существу, зачастую навешивая ярлык на невиновного человека.

В «Одноклассниках» мы нашли страницу Саши, правда, похоже, он давно на нее не заходил.  На фото ему, если следовать дате размещения фото, семь лет. На многих фотографиях он изображен с мамой. «Мамочка, обожаю, люблю тебя!» - подписаны эти фотографии. Вот только в комментариях под фото пользователи, вероятно, люди, знающие эту семью, высказывают откровенные оскорбления в адрес Марии. Сама Мария на страничке сына отвечает им тем же, и никому нет дела до того, что ребенок продолжает оставаться в ее порочной власти. Кто завтра станет их жертвой? Может следователь, а может судья, которые не согласятся петь под их дудку…

Комментарии

Написать комментарий

Отмена

Луиза

17.08.2020 23:17

Корыстылев Алексей очень хороший человек на сколько я знаю, и заним плохова ничего не видела.

Елена

17.08.2020 22:37

Опорочили очень хорошего человека, давно знаю семью Коростылевых, добрые и порядочные люди, готовые протянуть руку помощи в трудную минуту. Алексей вырастил своих детей и внуков, кому только пришло в голову так клеветать. А сажать надо эту Машу за дачу ложных показаний!

юрист

13.08.2020 15:05

Коростылеву надо подавать на пересмотр дела и приобщить эту статья к материалам дела.

Тамара

20.08.2020 17:03

Леха должен быть на свободе дураку ясно дело заведено по оговору с целью заработать денги но леша не пошел на поводу ее шантажа потомучто в деле есть много не стыковать показания свидетелей искажены даже мальчик не мог описатьпомещение где происходили сексуальные дейсвия показани,я мои не были учтены мальчик все врал чтобы мать заработала денег а с лехой номер не прошел и она пошла на поледнюю подлость гореть ей в аду потомучто знала ее лешить материнства могут возмущена судейством судье и прокурора почему не разрешили предоставить в суд доказательную базу в защиту алексея наводит на мысль все спланировано зарания быстро закрыть дело ради звездочек вы поняли о чем имею ввиду леша держись мы стобой подавай на пересмотр дела ты должен быть на свободе я это чувствую мы с тобой верь в это

Алина

13.08.2020 11:04

Хорошая статья. Правильная. Дальше-то что? Будет ли реакция от правоохранительных органов???

детский психолог

10.08.2020 15:27

Если бы у нас в России и на Кубани работал омбудсмен по защите детства, а не только отчитывался перед депутатами ЗСК в конце года, этого несчастного мальчика давно бы забрали у этой с позволения сказать мамы и лишили ее материнских прав.
Правильно подметил журналист, оставили ребенка одного в опасной для жизни ситуации беспомощного.

Ветеран

10.08.2020 11:54

Павел Валерьевич! Надо пересмотреть дело, чтобы больше не повадно было таким как Маша обвинять людей, сколько это будет продолжаться в нашем городе?! Почему прокуратура бездействует?! Это теперь каждого, на кого по указке горе- мамаш дите укажет, на нары отправлять?!

Читатель

10.08.2020 11:47

Что творится!

Учитель

10.08.2020 11:29

Автор прав в том, что половое воспитание ребенка начинается в семье, фактически с пеленок. Это не просто дурной пример мамы перед глазами сына. Здесь серьезная системная проблема всего общества. К сожалению большинство родителей, таких как Мария сами нуждаются в воспитании. Ювенальная юстиция, которую у нас не приняли подраземевала защиту детей от подобных родителей. Что будет дальше с этим мальчиком уже ясно. Он , к сожалению, нуждается в серьезной коррекции. Мама этого сделать не в состоянии, значит растет потенциальный растлитель. А где был департамент по работе с неблагополучными детьми? Они обязаны были после инцидента в пионерском лагере хотя бы на время забрать ребенка у этой горе-матери и попытаться его спасти. В Армавире плохо поставлена работа с детьми, которые находятся в опасности, с детьми из социально неблагополучных семей. Этот материал необходимо обсудить всем педагогам города на сентябрьской учительской конференции.

Семен Васильевич

10.08.2020 11:23

Да знаем мы эту Машу! Ни одного она обвела, наконец-то хоть кто-то о ней написал и вывели ее на чистую воду. Предел должен быть всему.