Поделись с друзьями:

 

В редакцию «Новой газеты Кубани» обратилась мать обвиняемого в убийстве Луизы Ахеджак (матери Мурата Ахеджака) и в разбойном нападении на дом семьи бывшего вице-губернатора Краснодарского края.Лидия Гилева, мать Ивана Кононенко, поделилась с журналистами своими переживаниями за здоровье и судьбу сына, которого, по ее словам, избивают, добиваясь от него признательных показаний

– Когда я узнала, что Ваню задержали за убийство, я сразу подумала: машиной сбил кого-то, он много лет занимается грузоперевозками, – начала рассказывать женщина. Она приехала в редакцию с очередного судебного заседания.

–Он живет со супругой, тремя детьми и родителями жены в станице Медведовской. Его в тот день семья видела, соседи. В семь утра он с тестем завтракал, а ночью вставал и готовил бутылочку, кормил трехмесячного сына. Я пыталась найти ему адвокатов, но их не допускают, у него есть адвокат, которого нашел ему отец в Адыгее, но у меня есть сомнения в том, что он его защитит. Как я понимаю, адвокат должен собирать алиби – что мой сын не виноват, а следователь– тот собирает доказательства вины. Я считаю, что адвокат должен опросить свидетелей, добиваться опроса на полиграфе, сделать биллинг звонков телефона Ивана, чтобы знать с какого места и с кем он разговаривал. Где Медведовка, а где Адыгея?А у адвоката нет протоколов опроса свидетелей, которые говорят, что Иван находился дома в ночь убийства, свидетелей не вызывают. Они в прошлый раз, 6 июля, пришли в суд, судья сказала: «Вы мне не нужны, не буду вас опрашивать», – немного сумбурно с волнением рассказывает Лидия Анатольевна.

– Что касается его задержания. Они приехали с женой из Краснодара в Медведовкув тот день около 13 часов, а минут через двадцать поехали снять деньги в банкомате, здесьегои задержали – на асфальт, мешок на голову и всё. Он задает вопрос, за что его задержали? А его бьют, чтобы не задавал вопросы. А в документах пишут, что его доставили в 21час. 10 мин. Агде он был эти восемь часов? Его били, он терял сознание, его могли привезти в дом Ахеджаков и наставить отпечатков пальцев, могли всё что угодно с ним сделать за эти восемь часов! Они утверждают, что его не били, но он терял сознание. Как это понять? В связи с чем здоровый парень терял сознание? Сами прокуроры не знают, какие меры принять, как выкрутить это дело, потому что Москва контролирует. В конце судебного заседания адвокат говорит, что нет отпечатков пальцев. На основании чего тогда его задержали? Это, вообще, получается похищение человека! Отпечатков не было на момент задержания 15 мая, и их нет до сих пор!Второго задержанного Иван не знает, тот в строительстве, вроде как, работает, а Ваня –в грузоперевозках. Говорят, что были отпечатки на пианино…Я уже подумала, может, они перевозили это пианино. А их, оказывается, вообще нет. Там есть какие-то отпечатки, но то, что они принадлежат Кононенко Ивану Сергеевичу, такой экспертизы нет, – поделилась своими сомнениями мать подозреваемого Кононенко.

Как писала «Новая газета Кубани», в ночь с 8 на 9 мая в ауле ПсейтукТахтамукайского района Республики Адыгеянеизвестные ворвались в дом родителей покойного вице-губернатора Краснодарского края Мурата Ахеджака. В результате нападения скончалась его мать – 79-летняя Луиза Ахеджак. А 81-летний отец политика, Казбек Исмаилович, и 49-летняя сестра, ЗаремаКазбековна, проживающая с родителями, в тяжёлом состоянии были доставлены в Краевую клиническую больницу №1 Краснодара. Сейчас их жизни и здоровью ничего не угрожает.

По факту нападения Следственное управление СК РФ по Республике Адыгея возбудило уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 105 («убийство») и п. «в» ч. 4 ст. 162 («разбой»).

Буквально через несколько дней после похорон Луизы Ахеджак, на которых было немало высокопоставленных лиц, стало известно о задержании подозреваемых в разбойном нападении и убийстве. Как сообщили СМИ с ссылкой на источники в правоохранительных органах, в ходе оперативно-следственных мероприятий в поселке Яблоновском были задержаны два жителя Краснодарского края – Вячеслав Пономарев (некоторые СМИ называют его Сергеем), 1968 года рождения, и Иван Кононенко, 1984 года рождения. По некоторой информации, в доме Ахеджаков были обнаружены их отпечатки пальцев. После задержания подозреваемые были доставлены в ИВС Тахтамукайского отдела МВД России.

Через два дня после задержания, 17 мая, судьяТахтамукайского районного суда Адыгеи Валентина Беджашеваизбрала Пономареву и Кононенко меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца, до 9 июля.

Нашлись ли новые подозреваемые и как продвигается следствие по этому громкому делу, мы попытались выяснить в Следственном управлении СК РФ по Республике Адыгея, но в пресс-службе ведомства нам отказали в комментариях, перенаправив нас в Следственный комитет РФ. 

Как выяснилось, еще до задержания подозреваемых, постановлением заместителя Председателя СК РФ Б.М. Карнаухова это дело было передано для дальнейшего расследования в Главное следственное управление СК РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу следователю В.С. Мельнику.

А представитель Следственного Комитета РФ, позвонив в редакцию «Новой газеты Кубани» сообщил, что не может дать больше той информации, что была опубликована на сайте ведомства.

Через неделю после задержания следователь В.С. Мельник вынес постановление о привлечении Ивана Кононенко в качестве обвиняемого. В постановлении он утверждает, что именно Кононенко совершил убийство, указывает и на умысел – «завладение денежными средствами и иными ценностями».

В начале июля Кононенко была продлена мера пресечения до 9 ноября 2018 года. Оба решения суда об избрании меры пресечения были обжалованы защитой Кононенко, но Верховный суд Республики Адыгея оставлял решения судов первой инстанции без изменений.

Кононенко отрицал свою вину, отрицал и то, что знаком с Пономаревым, просил проверить его алиби, допросив соседей и членов его семьи, утверждал, что он в момент вменяемого ему преступления находился со своей семьей в ст. Медведовской Тимашевского района. Он также просил проверить изъятый следствием его мобильный телефон и определить, с кем он в эти дни общался.

В распоряжении редакции «НГК» есть копия кассационной жалобы в Президиум Верховного суда Республики Адыгея на постановление Тахтамукайского райсуда об избрании меры пресечения. В документе защитник Ивана Кононенко Хазрет Хуако утверждал, ссылаясь на слова Кононенко, что в период нахожденияКононенко в ИВС Тахтамукайского района (с 15 по 17 мая) ему неоднократно угрожалисотрудники уголовного розыска, которые требовали от него признания, в противном случае угрожали убийством не только ему, но и его семье.

«В суде сотрудники следствия говорят «о каких-то таинственных доказательствах», которыми располагает следствие», но в день принятия решения по мере пресечения не могут их предоставить даже суду», –говорится в жалобе.

Согласно протоколу задержания подозреваемого, Кононенко был задержан 15 мая 2018 года, в 21 час. 15 мин., а местом задержания указывался (!) служебный кабинет №2 Следственного отдела по Тахтамукайскому району СУ СК РФ по Республике Адыгея. Хотя многие СМИ писали о том, как супруга Ивана Кононенко, Ольга, рассказывала в подробностях о задержании, которое происходило днем в ст. Медведовской. О том, что задержание проходило в ст. Медведовской,написал в своем обращении к прокурору Адыгеи Марку Большедворскому и сам Иван Кононенко. В своем обращении он подробно рассказал о том, как из него пытались выбить признания в совершении преступления. В другом своем обращении к прокурору Кононенко просил «пересмотреть экспертизу отпечатков пальцев», так каксчитал ее ложной, а также просил предоставить его семье защиту.«…сотрудники уголовного розыска угрожают мне расправой моей семьи и родственников, в случае если я не возьму чужую вину на себя»,– говорилось в обращении к прокурору.

Мать Ивана Кононенко, Лидия Гилева,обратилась с жалобами к Президенту РФ, Председателю СК РФ, Генеральному прокурору.

В своих многочисленных обращениях она просила защитить нарушенные права ее сына, «который необоснованно привлечен к уголовной ответственности и регулярно подвергается физическому и психологическому насилию органами предварительного следствия».

–Почему во время его задержания ему не сообщили причину задержания? Применяли противоправные действия–надели на голову целлофановый мешок, который затрудняет дыхание, а на вопрос: «За что?» –отвечали побоями в течение 8 часов, далее били током до потери сознания. Результатыкоторых я заметила 22 мая 2018 года во время свидания: у него был отколот передний зуб, смещен нос и разбита губа.

–Почему во время допросов все следователи заставляют Ивана Кононенко взять чужую вину на себя, как я понимаю, вину необходимо доказать, а не подписать, – на вопросы, поставленные матерью подозреваемого следствию, придется отвечать. Ведь дело это находится не только под особым контролем силовиков, но и общественности.

Отдел расследований «НГК»

Комментарии:

добавить комментарий

Комментариев к этой статье пока нет.