Культура:

К юбилею Кирилла Россинского: пока есть время

05.04.2021

В 2024 году исполнится 250 лет со дня рождения выдающегося просветителя Кубани, протоиерея Черноморского казачьего войска Кирилла Россинского

Автор: Владимир ШМЕЛЁВ

548

2

В связи с чем мы напоминаем о предстоящей дате за 3 года до события?

Есть серьёзные основания сомневаться в том, что власти города и края соизволят с достоинством и честью воздать должное этой легендарной личности.
 
И, скорее всего, вновь отпишутся, что установлен горельеф с памятной табличкой на здании Концертного зала (ул. Красная, 5) и одна из улиц в Краснодаре носит имя Кирилла Россинского, скромно умолчав, что расположена она на дальней неблагоустроенной окраине города, т. к. более почетного места в городе не нашлось.

Умолчат и том, что храм, в котором был захоронен просветитель, разрушен, а его могила стёрта с лица земли.

 

Просветитель Кубани, основатель Войскового певческого хора, войсковой протоиерей Черноморского казачьего войска К. В. Россинский.
(17.03.1774-12.12.1825)

Кирилл Россинский родом из Новомиргорода Херсонской губернии; служил войсковым протоиереем Черноморского казачьего войска; первоприсутствующий Екатеринодарского духовного правления с 1803 года по 1825 год. 
При активном содействии Кирилла Россинского на Кубани возведено 27 храмов. Причём почти все церкви были построены на добровольные пожертвования, которые Кирилл сам лично ездил и собирал по всему краю. 

Благодаря выдающемуся уму, обширным разносторонним знаниям и красноречию, Россинский быстро приобрёл среди Черноморского войска и населения края большой вес и значение, поэтому жертвовали ему охотно и регулярно.

Священников для новых церквей протоиерею пришлось готовить и обучать самостоятельно, так как из России подходящие лица сюда ехать отказывались из-за якобы гибельного климата Черноморья, слухи о котором кто-то распространял с удивительной регулярностью.

Дальнейшая деятельность Россинского почти всецело была отдана делу просвещения. Ведь до него на Кубани из всех учебных заведений существовала всего одна школа в Екатеринодаре, которую он в 1806 году преобразовал в уездное училище. Позже в 1811 году в этом училище был открыт первый гимназический класс.

Были открыты станичные церковно-приходские училища, создан войсковой хор в Екатеринодаре.

С 1806 по 1815 годы протоиерей открыл на собранные им благотворительные средства 4 школы: в Темрюке, Щербиновке, ст. Брюховецкой и Гривном. Надзирателями и спонсорами этих учебных заведений были зажиточные и почётные жители, которые должны были заботиться о внутреннем и внешнем благосостоянии школ. Финансирование осуществлялось и из церковно-кружечного сбора – в качестве оплаты обучения детей священно- и церковнослужителей латинскому языку и нотному пению.

В 1819 году открыты новые школы в станицах Риговской, Медведовской, Кущевской, Леушковской, Пластуновской и ещё одна в Темрюке. 

Также в 1818 году отец Кирилл открыл первое духовно-приходское училище и был его первым смотрителем.

17 мая 1820 года на собранные отцом Кириллом пожертвования общей суммой в 45 000 рублей в Екатеринодаре состоялось открытие первой войсковой гимназии, директором которой был назначен сам Россинский. 

В гимназии преподавали точные и изящные науки (эстетику), основы политической экономии и коммерции, греческий язык, а «ввиду особого военного характера населения» директор ввёл ещё и преподавание артиллерии и фортификации. Библиотека Екатеринодарской гимназии могла похвастаться лучшими книгами, учебниками и специальными учёными сочинениями.

Кирилл Васильевич подготовил и опубликовал в 1815 году учебник для народной школы – «Краткие правила российского правописания». 

По мнению некоторых экспертов, этот учебник на тот момент был чуть ли не единственным подобным руководством во всей России.

Отдавая все силы и личные средства делу развития просвещения, помогая получить образование детям-сиротам, сам Кирилл Россинский к концу своей жизни впал в крайнюю бедность, и по ходатайству войска ему незадолго до смерти было назначено денежное пособие. 

Ушёл из жизни Кирилл Васильевич Россинский 12 декабря 1825 года, похоронен в Войсковом Воскресенском соборе наряду с основателем Екатеринодара (Краснодара) кошевым атаманом Черноморского казачьего войска Захарием Алексеевичем Чепегой (отпет 02.01.1797 г.).

 

Воскресенский войсковой собор Екатеринодара на месте походного храма Троицы Живоначальной. Гравюра XVIII века.

После завершения строительства и освящения нового войскового Александро-Невского собора в 1872 г., прежний Воскресенский в 1876-1879 гг. был «за ветхостью» разобран. 

В мае 1887 года на этом месте состоялось освящение строительства новой, каменной Воскресенской церкви.

«11 июля 1887 г. при выборке грунта для фундамента храма были найдены 6 захоронений, среди которых были могилы Кошевого атамана генерал-майора З. А. Чепеги и Войскового атамана генерал-майора Т. Т. Котляревского, полковника А. С. Высочина, войскового протоиерея Р. Порохни и К. В. Россинского.

Все были перезахоронены под будущей трапезной строящегося храма.

В самой церкви, по левую сторону от алтаря бывшего войскового собора, находилась могила протоирея К. В. Россинского». 


 
Екатеринодар, Воскресенская церковь на Крепостной площади.

Церковная ограда храма стала местом последнего упокоения известных людей Екатеринодара и Кубани – Крепостное мемориальное кладбище. 

Здесь были захоронены выдающиеся деятели кубанского казачества: писатель, генерал-майор, начальник войскового штаба, исправляющий должность наказного атамана Черноморского казачьего войска Я. Г. Кухаренко (1800-1862); историк, меценат, генерал Кубанского казачьего войска, участник Кавказской (1817-1864) и Русско-турецкой (1877-1878) войн Н. И. Вишневецкий (20.05.1844-23.08.1914) и другие заслуженные деятели Кубани.

Всего, по данным В. Бардадыма, 40 захоронений.

Сюда же был перенесён прах генерал-майора, атамана Черноморского казачьего войска, видного административного деятеля в Черноморье Бурсака Ф.Я. (- 21.02.1828) и в северной части ограды храма над его могилой была установлена металлическая часовня по проекту архитектора В. А. Филиппова. 

«9 октября 1924 года президиумом Кубанского окружного исполкома было принято постановление о закрытии Воскресенской церкви, летом 1930 года храм был разобран. 
С уничтожением храма было уничтожено и мемориальное Крепостное кладбище».

/В. Бардадым. Архитектура Екатеринодара. Краснодар 2009, с. 154-158./

Почётные захоронения в церкви и в церковной ограде Крепостного мемориального кладбища были стёрты с лица земли.

На этом месте в современном Краснодаре сейчас находится сквер Детской краевой клинической больницы им. Очаповского.


 
7 августа 2008 года в центре сквера был установлен Часовенный столп, но не в память об упокоенных в этой земле, а в память о первом соборе Екатеринодара – войсковом соборе во имя Воскресения Господня (возведён в 1802 г.).

Но сквер и сегодня сохраняет статус места почётных захоронений.



Недалёко от Часовенного столпа находится захоронение советского периода истории Краснодара.

В 1945 г. здесь произвели захоронение профессора, депутата Верховного Совета СССР С. В. Очаповского (1878-1945). 

До наших дней сохранились только постамент и плита.

Но память выдающихся деятелей Кубани прошлых веков, упокоенных на бывшем мемориальном Крепостном кладбище, остаётся недостойна не только монумента или часовни, но и поклонного креста с их именами.
По скверу гуляют современные горожане, не подозревая, что ступают по могилам великих предков.

5 октября 2017 года в интернет-издании «Новая газета Кубани» была опубликована статья «Дело чести для главы края Кондратьева».

Комментарии

Написать комментарий

Отмена

Краснодарец.

08.04.2021 20:52

Мудрые слова:"Всякий слышит лишь то, что понимает." Всё дело в понимании значимости того о чём писал В.П.Бардадым, В.И. Лихоносов, неоднократно говорит В.А.Шмелёв:" Жители Краснодара ступают по могилам великих предков."

В..А. Шмелёв

08.04.2021 19:03

В одном из интервью известный историк-краевед, автор и ведущая программы «Прогулки по Екатеринодару» на «Новом телевидении Кубани» М.Г. Никишова сказала: «Повзрослев, я стала испытывать нечто вроде чувства вины перед незаслуженно забытыми людьми - теми, на чьих именах в советское время лежала печать умолчания».
Похоже, что в отличие от Марины Геннадьевна, ни наше современное общество так ещё и не повзрослело.