Расследования:

Караул!

18.10.2023

Редакция «НГК» надеется получить публичный ответ от судьи Дауровой

Автор: Рита Кантеле

17405

Если на побережье Азовского и Чёрного морей показатель статуса – наличие собственной гостиницы, то в центральной части края элиты меряются земельными угодьями. Причём речь идёт не только о представителях бизнеса. Заполучить лакомый кусок пахотной земли, приносящий прибыль, стремятся многие, кто имеет хоть какой-либо рычаг власти. А потому граждане следят со своей колокольни за каждым ресурсным начальником, отмечая кто, в чём преуспел.

Так, в Каневском районе под пристальное внимание местных сельхозпроизводителей попала судья Каневского райсуда Татьяна Даурова, которая наложила арест на счета предприятия КФХ «Алёна» в виде обеспечительной меры в разгар уборочной кампании, тем самым парализовав его работу. Обоснованы или нет подозрения крестьян по поводу личной заинтересованности судьи в исходе земельного спора, рассудит Квалифколлегия Краснодарского краевого суда, куда каневчане обратились с соответствующей жалобой. Мы же расскажем фабулу события для того, чтобы кубанские земледельцы «примерили» эту историю на себя и, по возможности, были готовы защитить себя от посягательств на их законные права.

 «Договор дороже денег»

Крестьянско-фермерское хозяйство «Алёна» ведёт свою деятельность в Каневском районе с 1993 года. На сегодня – это 500 гектар земли, которые обрабатываются и засеиваются из года в год. Большая часть земель находится в собственности КФХ, часть – долевые, а часть – в аренде. Последние годы хозяйство специализировалось на выращивании озимой пшеницы, сахарной свёклы, рапса, подсолнечника.

В 2019 году КФХ взяло в аренду 200 гектар земли у местного предпринимателя Николая Терещенко. Договор заключать не стали, как говорится, ударили по рукам, заключив джентльменское соглашение об оплате аренды в 1,6 млн рублей (со слов фермеров, это была средняя цена по району на тот момент).

– Я знакома с Терещенко с 2008 года, сколько раз предлагала – давай заключим договор аренды, хотя бы на 11 месяцев, но он отказывался, – рассказывает журналистам глава КФХ Зоя Соболева.

В октябре 2019 года КФХ засеяло пшеницу и подсолнух на этих землях, но, когда летом подошло время сбора урожая, Терещенко сообщил, что хочет получить за аренду уже не 1,6 млн, а целых 20 млн! А вскоре пригнал технику с намерением собрать чужой урожай. КФХ пришлось вызвать на поле полицию, доказать силовикам, что именно они являются собственниками этого урожая. Только вмешательство полиции на этот раз остановило Терещенко.

Вскоре Николай Терещенко скончался, все его дела на себя взяла его супруга Ирина как наследница. Она решила отдать землю, находящуюся в аренде у КФХ «Алёна», новым арендаторам. Когда глава КФХ «Алёна» Зоя Соболева встретилась с Ириной Терещенко, чтобы выполнить взятые на себя обязательства и оплатить арендную плату за пользование землёй, Ирина Терещенко потребовала не 1, 6 млн, а 6 млн. Это, конечно, не 20 млн, но ведь в разы больше той суммы, о которой ранее договаривались стороны при жизни самого Терещенко!

КФХ «Алёна» договориться с наследницей не удалось. Вскоре Ирина Терещенко подаёт исковое заявление в Каневской районный суд о взыскании арендной платы, в котором просит взыскать с КФХ сумму долга, проценты, услуги адвоката в 100 тыс., в итоге – почти 3,9 млн рублей. В качестве обеспечительных мер истица просит суд запретить Росреестру и ГИБДД совершать регистрационные действия с недвижимостью КФХ и сельхозтехникой. И самое главное – в своём иске Терещенко требует наложить арест на все счета крестьянско-фермерского хозяйства!

Примечательно то, что Ирина Терещенко трижды направляла иск в Каневской райсуд и тут же отзывала его, пока дело не попало к судье Татьяне Дауровой. Этот процесс очень легко отследить по сайту райсуда. К слову сказать, судья Татьяна Даурова не раз становилась героиней критических публикаций в СМИ, и о ней в районе ходит немало негативных слухов.

После ряда публикаций несколько лет назад она лишилась должности председателя Каневского районного суда. Правда, спустя годы, в 2019 году, она попыталась снова занять руководящую должность в Каневском райсуде, подав заявление на заместителя председателя суда, но безуспешно. Судейское сообщество руководящего поста ей больше не доверило, видимо, не случайно.

По ложному следу

Несмотря на эти особые обстоятельства судья, долго не раздумывая, приняла решение об аресте счетов предприятия, хотя в иске шла речь о сумме в 3,9 млн рублей. Она отлично осознавала, что этой мерой парализует работу предприятия в разгар уборочной и предстоящей осенней посевной кампании. А ведь в собственности у КФХ есть имущество (техника и земля), стоимость которого в 13 раз превышает стоимость иска! У КФХ «Алёна» есть и другие участки земли, которые надо убирать. А это покупка ГСМ, зарплата работникам, налоги, оплата удобрений и семян для предстоящего сельскохозяйственного года. Ведь всё же готовится заранее. Впечатление такое, что судье Каневского суда Татьяне Дауровой нужно было обескровить успешно работающее хозяйство. Руководство КФХ «Алёна» в лице Зои Соболевой предлагало судье в качестве обеспечительной меры наложить арест на технику, строения и другие активы предприятия, но только не на расчётный счёт. Но где там!

Судья Даурова не приняла во внимание эти ходатайства, проявив, на наш взгляд, совсем не государственный подход к этому делу. О поддержке отечественного сельхозпроизводителя в период СВО не раз заявлял Президент Путин. Администрация Краснодарского края и губернатор Вениамин Кондратьев делают сегодня всё возможное для того, чтобы увеличивать рост производства в агробизнесе. А у судьи Дауровой, по-видимому, другая задача и цель. И надо сказать, что она её почти что добилась.

КФХ «Алёна» в 2021 году заплатило налогов на сумму 2 млн рублей, в 2022 году – 800 тысяч, оборот предприятия составляет 50 млн рублей в год. Урожайность озимой пшеницы в 2022 году у КФХ составила 70 центнеров с гектара, в 2023 году – 61 центнер, озимого рапса 38 центнеров.

Гробят село

Сегодня КФХ «Алёна» не в состоянии выплачивать заработную плату работникам, оплачивать горючее для техники, налоги и выплачивать кредиты. До банкротства остался один шаг, поскольку заявления о замене обеспечительных мер судьёй Дауровой просто игнорируются.

– Самое страшное для нашего предприятия – это наложенный арест на расчётные счета. Мы – работающее предприятие, мы кредитуемся, мы должны день в день погашать кредиты, платить зарплату. Мы просим – не накладывайте арест на расчётные счета, возьмите в залог технику или имущество, землю, там сумма будет намного больше, чем мы должны, к тому же, мы не отказываемся выплачивать аренду в принципе, вопрос – в сумме. Предприятие стоит, а ведь время золотое для сева озимых уходит. Мы написали ходатайство о замене обеспечительных мер, судья отказывает. Мы не могли долгое время получить определение для обжалования, его нам не выдавали в суде. Складывается впечатление, что специально задерживали. Судья Даурова вынесла определение о назначении судебной экспертизы для определения точной суммы – 1,6 или 4 млн, и мы должны оплатить эту экспертизу. Но она оплачивается только при вынесении определения о назначении экспертизы. На сегодняшний день мы обжаловали её определение о наложении ареста в апелляции.

В итоге есть определение о назначении экспертизы, и она приостанавливает дело. Сроки все прошли. Теперь поставлен крест на нашей кредитной истории, которую так сложно заработать. В самом первом заседании мы просили: «Ваша честь, наложите арест на имущество, не блокируйте счета, мы же не прячемся, не отказываемся платить…». Мне просто обидно, сними халат (ред. мантию), приди в наше гражданское общество и попробуй заработать, ты ведь должна служить людям и закону… По закону судья имеет право наложить обеспечительные меры, но не разорять же предприятие? Люди могут годами судиться, а как нам работать при таких обстоятельствах, когда оборотные средства заблокированы? – в отчаянии взывает фермер Зоя Соболева.

И у неё для возмущения есть обоснованные поводы. Судьёй дважды было отказано в замене обеспечительной меры в виде наложения ареста на денежные средства, находящиеся на банковских счетах КФХ. По мнению фермера, судья, злоупотребляя правом, доводит предприятие с оборотом в 50 млн до банкротства, намеренно не желая изменить обеспечительные меры. При этом, исходя из законодательства об исполнительном производстве, требованиям Терещенко предшествуют требования по трудовым правоотношениям, но это, похоже, не особо волнует судью Даурову.

Буквально недавно, председатель Совета судей РФ, наш земляк, Виктор Момотов сказал, что «гласность является гарантией справедливого судебного разбирательства и обеспечивает общественный контроль за функционированием судебной власти», призвав судей «не бояться общаться с прессой и гражданами».

Так может, судья Даурова, оперативно реагируя на слова Председателя Совета Судей Российской Федерации, даст пояснения, чем всё-таки вызвано такое её решение? Думаю, многим фермерам Каневского района будет интересно узнать ответ на этот вопрос.

Как удалось выяснить, предприятие занимается благотворительностью, но не афиширует это. «Солдатикам нашим помогаем, мы своё дело делаем...», скромно сказала глава КФХ «Алёна», не желая говорить на эту тему.