Расследования:

Крестные отцы

05.04.2022

В Новороссийске родной и крестный отцы изощренно пытаются лишить ребенка квартиры

Автор: Рита Кантеле

15048

«Девочка из хорошей семьи»

Евгения Кошевая (Ульшина) родилась в добропорядочной семье: мама – педагог, отец – капитан дальнего плавания. Семья не всегда жила в достатке. Мечтой родителей Евгении, конечно же, был свой дом. Супруги купили маленький домик из двух комнат и 15 лет перестраивали его своими руками: и кирпич клали, и бетон замешивали. Когда Евгения со своим братом подросли, они стали помогать родителям. В семье не чурались тяжелого труда, родители сызмальства приучили детей к труду. В семье знали цену каждому рублю.

Дальновидный отец семейства решил заранее приобрести жилье и для детей. Когда он дослужился до капитанского состава, купил «убитую» комнату в коммуналке. Вся семья с детьми делала там ремонт, чтобы в дальнейшем, накопив средства, продать и приобрести улучшенное жилье. Потом Кошевые купили малосемейку, в которую также вложили немало средств и труда. И лишь спустя годы им удалось приобрести неплохое жилье – трехкомнатную квартиру на набережной в Новороссийске.

Василий Кошевой планировал в старости вместе со своей супругой жить в этой квартире, когда уже не будет сил заниматься домом, который они тогда строили вместе с супругой.  Думая о будущем, он приобрел еще и комнату в коммуналке на одной лестничной площадке с квартирой, мечтая обустроить рядом жилье и для своей дочери, а, может, и внуков.    

Евгения познакомилась со своим будущим супругом Денисом Ульшиным дома у родителей. Молодой человек со своим другом Романом Коханом приезжали к отцу Евгении. Тогда Денис возил из Сочи растения для продажи. Отец Евгении и пригласил его озеленить двор. То ли миловидность девушки приглянулась начинающему коммерсанту, то ли имеющаяся у отца семейства недвижимость, но Денис положил глаз на дочку хозяина.  По словам общих знакомых семьи, начинающий «озеленитель» имел прямо-таки дар убеждения. Вскоре молодые люди стали встречаться. И хотя старший брат Евгении и его друзья всегда оберегали любимицу семьи Евгению, Денису удалось убедить всех в своей порядочности. Мамина дочка Евгения вообще не подозревала о том, что в мире есть зло, коварство и корысть. Денис стал вхож в дом Кошевых.

Вскоре при участии средств семьи Денис Ульшин открыл предприятие ООО «Ландшафты Кубани». Он по-прежнему возил цветы из Сочи, его друг Роман Кохан привозил растения из Кущевской, откуда он родом. Дела шли неплохо, было открыто несколько торговых точек на рынках Новороссийска.

Но тут пришла беда, отец Евгении – Василий Кошевой оказался смертельно болен. Это выяснилось за три месяца до смерти главы семейства. Сильный человек, капитан дальнего плавания, всю жизнь покорявший стихию, не хотел, чтобы семья переживала, и скрывал свою болезнь. До последнего он ходил в рейсы на газовых танкерах, так как оставался главным добытчиком в семье. Евгения ухаживала за отцом в больнице, а когда он умер, Денис помогал ей в организации похорон.

Когда главы семейства не стало, спустя какое-то время Евгения отправилась в Санкт- Петербург. Ее родителям в свое время очень полюбился этот город, и мечтой отца было приобрести небольшую квартиру недалеко от Невского проспекта. Отец Евгении был очень предусмотрительным человеком – на имя Евгении в ячейке питерского банка лежало более 4 млн рублей для приобретения квартиры, а также данные, к кому из риелторов ей необходимо обратиться. Но семья Евгении решила не приобретать жилье в северной столице, девушка поехала в Питер, чтобы забрать деньги, в которых они теперь нуждались. Денис поехал вместе с ней. Вернувшись, семейным советом вместе с братом и мамой они решили часть денег оставить на ремонт дома, часть взял старший брат, а 2,5 млн осталось у Евгении. Решили, что она приобретет собственное жилье в Новороссийске. На небольшую квартиру на окраине города на тот момент этих денег ей бы хватило.

Денис всячески отговаривал Евгению класть деньги в банк. Это насторожило девушку. В то время она уже подыскивала квартиру. А когда нашла подходящий вариант, кинулась – а денег нет. Денис просто их взял, ничего не сказав. Оказалось, что ему срочно нужно было заказать в Германии три автомобиля Mercedes, чтобы потом их продать. Прибывшие из-за границы автомобили он потом продал, но своих денег Евгения уже не увидела. Она простила ему это, ведь видела его своим будущим мужем. Вскоре Евгения оказалась в положении. Она была готова к тому, чтобы воспитывать ребенка одной. Педагог по образованию, как и ее мама, она была готова взять на себя всю ответственность за своего будущего малыша. Уже тогда у нее стали закрадываться подозрения, что вряд ли ей придется надеяться на этого человека в будущем. Хотя, как всем доверчивым людям, хотелось надеяться на лучшее. Денис согласился на брак, и в 2009 году они расписались.

«В доме не знали, что такое семейный ужин…»

После женитьбы Денис Ульшин продолжил заниматься вместе со своим другом Романом Коханом бизнесом, вскоре он зарегистрировал ИП и открыл   несколько магазинов по продаже сотовых телефонов. Евгения со своей мамой работали продавцами в ООО «Ландшафты Кубани» за небольшую зарплату, все деньги, со слов Дениса, уходили в бизнес. Через некоторое время Денис Ульшин вошел в долю в бизнес по открытию ломбардов и офисов микрозаймов. Бизнес строился на том, что выдавались займы под завышенные проценты и под невыполнимые условия возврата денег. Заканчивались эти истории для заемщиков, как правило, бедой – потерей имущества, в том числе и единственного жилья. До Евгении доходили разговоры про черных риелторов, но она не хотела верить в то, что Денис имеет к этому отношение.

Новое занятие Дениса все же привело к разладу в семье, после чего последовал развод. В семье уже воспитывался ребенок, но Денис не спешил покидать дом родителей супруги: «Если вам не нравится, сами уходите», –заявлял он жене и теще.

Развелись официально они лишь спустя два года. Развод был долгим и сложным, как утверждает Евгения, доходило даже до рукоприкладства со стороны Дениса. В ходе бракоразводного процесса она узнала от общих знакомых о Денисе много нелицеприятного. Одним словом, жизнь избавила ее от розовых очков, и она поняла, что должна взвалить воспитание дочери только на свои плечи.  

 «Квартира на Набережной»

А бывший муж забрал ключи, прихватил все самое ценное из родительского дома супруги, и, ни с кем не согласовывая свой переезд, поселился в квартире семьи Кошевых на набережной. Выселить его из квартиры Евгения не смогла даже с полицией. Стражи порядка не реагировали должным образом на просьбы беззащитной женщины. Даже когда бывший муж побил ее, сотрудники полиции заявили, что Евгения сама ударилась об косяк. И это при том, что имеется запись произошедшего.

Денис стал жить в чужой квартире, обзавелся молодой женой и детьми, а платить за коммуналку отказывался. Коммунальные службы, в частности электросети, на письменные просьбы Евгении об отключении подачи услуг, не реагировали. Город маленький, а у Дениса появились деньги и нужные знакомства. Долги за жилищно-коммунальные услуги росли стремительно. Логика папаши была очевидна, квартира же не его, и долги не с него будут взыскивать, а с дочери и его бывшей супруги.

Когда долги превысили полмиллиона рублей, Евгения подала иск на выселение из квартиры, собственницей которой к тому времени была их общая дочь Ксения (имя изменено).  

Так как квартира была расположена в Центральном районе г. Новороссийска, по территориальной подсудности дело о выселении Ульшина рассматривал Октябрьский районный суд. К делу были привлечены органы опеки, а также прокурор. Вердикт суда – выселить Дениса Ульшина со всеми членами семьи из занимаемой чужой квартиры. Решение суда без изменений оставила апелляционная инстанция Краснодарского краевого суда. Казалось бы, решение вступило в силу, получены исполнительные листы на выселение и надо его исполнять. Но тут начинается самое интересное. Квартира расположена по территориальной подсудности Октябрьского суда г. Новороссийска. Решение о выселении выносил Октябрьский райсуд, но Ульшин обратился в Ленинский районный суд г. Новороссийска и обжаловал смешной для него штраф в 1000 рублей, что приостановило все исполнительное производство по его выселению. Не странно ли, что у Ленинского суда никаких вопросов не возникло, ведь квартира расположена в юрисдикции суда другого района города?

Когда Евгения Ульшина добилась решения суда о выселении бывшего мужа из захваченной им квартиры, тут же родилось заявление в органы полиции Приморского района г. Новороссийска о похищении катера, который приобрели Ульшины в совместном проживании 11 лет назад. Сотрудников полиции совершенно не смутил тот факт, что катер являлся их совместной собственностью. Когда Денис уходил из семьи, катер он решил продать, даже покупателя приводил. Евгения в продажу катера не вникала и в гараж долгое время не заглядывала. И вот вдруг Ульшин спустя годы вспомнил о нем, когда прошли уже все сроки для предъявления претензий.

Проиграв суд в апелляции по выселению, Денис Ульшин, видимо, понял, что, в конце концов, его всё-таки выселят из чужой квартиры. Он решил пойти ва-банк!   

Еще несколько лет назад к Евгении приходил друг и компаньон Дениса – Роман Кохан и сказал, что ее отец должен был ему 950 тыс. руб. под залог этой квартиры, не предоставив никаких доказательств долга. Тем не менее, Роман Кохан через суд забрал квартиру на набережной в счет «долга».  Понимая, что тягаться с бывшим зятем и его окружением они не в состоянии, мама Евгении, Анна Кошевая, выкупила тогда свою же квартиру за 950 тыс. рублей. Только вот от имени Романа Кохана по доверенности в сделке участвовал сам Денис Ульшин. Взяв деньги у бывшей тещи, он подписал договор купли-продажи, которым подтверждалось получение денег в полном объёме.

И вот теперь выясняется, что Денис Ульшин якобы не донес всю сумму до своего лучшего друга, а передал лишь 100 тыс. рублей, вот поэтому теперь спустя 10 лет надо отменить договор купли-продажи и признать собственником квартиры именно Романа Кохана! Казалось бы, подобную схему провернуть невозможно. Но у компаньонов Ульшина и Кохмана с богатым опытом риелторской деятельности в Новороссийске и его окрестностях и не такое прокатывало! В прошлом у Дениса Ульшина много неладов с законом. Прокуратуре Новороссийска не мешало бы проверить не только их сделки, но и связи с органами, которые эти сделки регистрируют. Супруги Ульшины открыто и без стеснения заявляют, что они банда.

Фото со страницы «Вконтакте» новой супруги Дениса Ульшина — Вероники

Анна Кошевая, выплатив 950 тысяч рублей за квартиру, подарила ее своей дочери Евгении, а та, в свою очередь, оформила дарственную на свою дочку. Таким образом, владельцем квартиры является Ксения Ульшина, дочь Евгении и Дениса. А Роман Кохан – крестный отец девочки.

Таким образом, крестный отец девочки Роман Кохан обращается со странным иском о взыскании со своего компаньона Дениса Ульшина денежного долга в 850 тыс. рублей, куда бы вы думали? Правильно, в Ленинский районный суд г. Новороссийска. Вроде бы иск, согласно гражданско-процессуальному законодательству РФ, должен подаваться по месту жительства ответчика. И по решению суда Дениса Ульшина выселяют из квартиры, расположенной в территориальной юрисдикции Октябрьского суда. Иск же должен быть направлен по территориальной подсудности в Октябрьский райсуд. Но ловким движением документов, незадолго до подачи данного иска, Денис Ульшин регистрируется (прописывается) в Ленинском районе г. Новороссийска. То есть, чтобы иск любой ценой попал в Ленинский районный суд (видимо там работают более справедливые судьи, чем в других судах). И создается такая комбинация: квартира ребенка находится по территориальности за Октябрьским райсудом, Ульшина выселяет Октябрьский райсуд, а Ленинский райсуд принимает сначала иск по долгу, а затем привлекает третьим лицом несовершеннолетнюю Ксению, как собственника квартиры, и бабушку, с которой в 2011 году Ульшин заключил сделку купли-продажи квартиры.

Дальше начинается настоящий юридический спектакль в суде. На судебном заседании истец и ответчик, что называется на лету, переобуваются, и оба заявляют, что сделка была безденежной, никаких денег при купле-продаже Кошевая Анна (бабушка) не передавала. А раз сделка была безденежная, то, соответственно, она мнимая, ничтожная, и истец меняет исковые требования: признать сделку недействительной, вернуть все в первоначальное положение, иными словами – просто отобрать у ребенка квартиру, которую в 2011 году купила и подарила ей бабушка. Также истец Кохан просит признать ребенка и бабушку ответчиками, и Ленинский районный суд, что называется, не моргнув глазом, удовлетворяет все ходатайства этих фокусников. Странная лояльность суда к явным фальсификациям, ложным исковым требованиям, не правда ли? Может, стоило бы суду хоть для вида проверить все доводы истцов по таким странным и нелепым искам?

Евгения заявляет важные ходатайства – о назначении экспертизы давности составления документа (соглашения о долге) и о привлечении к делу органов опеки и прокурора, ведь ребенка могут лишить жилья! Наконец, она заявляет ходатайство о пропуске истцом сроков давности по ничтожным сделкам в три года, ведь сделка купли-продажи, напомним, состоялась в 2011 году, а срок исковой давности по закону начинает исчисляться с момента исполнения такой сделки, то есть с момента государственной регистрации. Прошло уже больше 10 лет. Какие могут быть претензии по сделке? Спрашивается, что вы делали все эти 10 лет, если вам не отдали деньги? Цирк, концерт, фантасмагория… но только не для Ленинского районного суда г. Новороссийска. Судья Пупынина, наплевав на интересы несовершеннолетнего ребенка, которого лишают жилья, отказала во всех ходатайствах матери девочки, Евгении, ребенку и ее бабушке Кошевой. То есть фактически не дала даже проверить доводы и доказательства истца, хотя по закону именно истец должен доказывать обоснованность своих требований, а не ответчик. Судью Пупынину совершенно не смутило, что в договоре купли-продажи квартиры имеется пункт, что стороны расчет произвели до совершения сделки, и то, что Ульшин деньги получил, о чем свидетельствуют подписи сторон. Также судью Пупынину не смутило соглашение о «беспроцентном 10-летнем займе! За два заседания, отказав Евгении, ребенку Ксении, бабушке во всех заявленных ходатайствах, без органов опеки и прокурора, не моргнув глазом 21 марта 2022 года судья  вынесла вердикт – все исковые требования истца Романа Кохана удовлетворить, признать недействительной сделку купли-продажи квартиры, совершенной более 10 лет назад, вернуть всё в первоначальное положение. То есть попросту отобрала у ребенка жилье.

Как мы сказали выше, понимая, что на имущество ее семьи посягают таким наглым образом, Евгения Ульшина обратилась в суд с ходатайством о привлечении к делу опеки и прокуратуры. Начальник управления по вопросам семьи и детства администрации Новороссийска Рузанна Григорян направила в суд ходатайство о рассмотрении дела о взыскании задолженности без их участия, но «с учетом прав и интересов несовершеннолетнего ребенка».

Судья не стала привлекать ни опеку, ни прокуратуру, хотя Евгения Ульшина, услышав в процессе об изменении заявленных требований, настаивала на привлечении органов опеки. Представительница Фемиды не отложила заседание, а, лукавя, зачитала предыдущее письмо органов опеки, которые настаивали на рассмотрении дела в их отсутствии.

Как так могло получиться, что органы опеки не присутствовали на заседание, в ходе которого девочка была лишена жилья? Этот вопрос журналист «Новой газеты Кубани» задал начальнику управления по вопросам семьи и детства администрации Новороссийска Рузанне Григорян, заодно поинтересовавшись, что они намерены сделать в восстановлении прав ребенка.

– Мы будем участвовать в дальнейших заседаниях судов, мы не участвовали потому, что повестки не было, нас никто не приглашал ни 15-го, ни 21-го. У нас состоялась встреча с помощником Уполномоченного по правам ребенка, Евгения приходила, мы пообщались. Я, наоборот, ей сказала, чтобы адвокат подал ходатайство об участии органов опеки в судебном заседании. Адвокат, я знаю, сделал, но почему-то суд все равно нас не пригласил. Поэтому, когда нам приходят повестки, мы обязательно участвуем. Наша позиция однозначная – мы всегда на стороне детей, – сказала Рузанна Эдуартовна.  

Как пояснили редакции в мэрии, действительно, на прошлой неделе состоялась рабочая встреча Евгении Ульшиной с начальником управления по делам несовершеннолетних администрации, помощником Уполномоченного по правам ребенка в Краснодарском крае Евгением Титковым, а также с начальником управления по вопросам семьи и детства Рузанной Григорян.  На этой встрече обсуждался вопрос обжалования судебного решения, принятого судьей Ленинского районного суда г. Новороссийска Светланой Пупыниной. Кстати, «Новая газета Кубани» писала о том, что в ноябре 2020 года по обращению Совета судей Краснодарского края в краевую Квалификационную коллегию судей судья Ленинского районного суда г. Новороссийска Светлана Пупынина уже привлекалась к дисциплинарной ответственности за совершение дисциплинарного проступка. 

В мэрии Новороссийска также рассказали журналистам, что управлением по делам несовершеннолетних администрации города с «целью защиты имущественных прав несовершеннолетней подготовлены письма в следственные органы и органы прокуратуры по факту проверки законности действий со стороны Дениса Ульшина и Романа Кохана».

Расследование продолжается.

На фото: Денис Ульшин. В этом доме по ул. Мира он вместе с крестным дочери пытается отобрать квартиру, принадлежащую ребенку.