Расследования:

Никогда не поздно

03.10.2022

Прокуратура края вновь проверяет факты по уголовному делу, по которому жителя г. Армавира осудили шесть лет назад

Автор: Отдел расследований «НГК»

1604

Два года назад в «Новой газете Кубани» было опубликовано журналистское расследование под заголовком «Берегись Марии!», в котором шла речь о жителе г. Армавира Алексее Коростылеве. В декабре 2016 года он был осуждён по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (Насильственные действия сексуального характера) и сейчас отбывает наказание в ФКУ ИК-6 п. Двубратского.

Летом 2020 года это дело привлекло внимание журналистов тем, что в Армавире один за другим выносились приговоры по обвинению в педофилии. При этом в ходе расследования этой категории дел юристы видели множественные нарушения уголовно-процессуального законодательства.

Историю с Алексеем Коростылевым, ветераном боевых действий, инвалидом (у Коростылева разорвана икра и потерян глаз от осколочного ранения), которому в этом году исполнилось 70 лет, до сих пор обсуждают в Армавире, понимая, что на его месте могла оказаться любая пожилая супружеская пара, которая взялась помочь одинокой матери с ребёнком.  

Согласно приговору, вынесенному в 2016 году судьей Армавирского городского суда Светланой Клюшиной, Алексей Коростылев был приговорён к 12 годам строгого режима. Всё это время, находясь в колонии, Алексей Филиппович борется за своё честное имя, обращаясь к журналистам и в Генеральную прокуратуру РФ. Он до сих пор не может смириться с несправедливостью приговора и, что больнее всего, с коварством «бедной» жилички, которую они с супругой приютили с ребёнком из самых благих побуждений.

Генпрокуратура РФ в очередной раз требует от краевой прокуратуры «тщательно» разобраться в этом деле. Но прокуратура края лишь ссылается на то, что «ранее доводы о недоказанности совершения инкриминированного преступления являлись предметом проверки прокуратуры края и не нашли своего подтверждения…». 

При этом, по мнению защиты Коростылева, вынесенный в 2016 году приговор основан лишь на путаных показаниях мальчика, больше ни одного доказательства вины Коростылева нет. Нет ни одного вещественного доказательства, которые могли бы идентифицировать причастность Коростылева к деянию, нет свидетелей. Суд не дал оценку заключению комплексной судебной психолого-сексолого-психиатрической комиссии экспертов, согласно которой у Коростылева каких-либо расстройств сексуальной сферы, в том числе педофилии, не выявлено. Не принял суд и результаты опроса на полиграфе. Кроме того, в протоколах двух судебных заседаний подпись обвиняемого не принадлежит Коростылеву.

Следователи и судьи не приняли во внимание образ жизни самой Марии Кузнецовой, которая в 2012 году со своим семилетним сыном Александром (фамилия и имя ребёнка изменены) сняли времянку у семьи Коростылевых в садоводческом товариществе «Химик» в г. Армавире. А ведь здесь немало вопросов!

Обвинения в педофилии все чаще становятся инструментом вымогательства. Как правило, прибегают к этому асоциальные семьи.

Отзывы соседей и друзей супружеской пары – Галины и Алексея Коростылевых – исключительно положительные. Пенсионеры занимались домашним хозяйством и огородом. Мальчик часто оставался дома один, соседи часто видели его целыми днями разъезжающим на велосипеде по дачам. Пока Мария занималась личной жизнью, в которую отчасти был посвящён и ребенок, супруги Коростелевы присматривали за ребёнком – то накормят, то уроки помогут сделать. Не обделяли вниманием они и Марию – даже свою старую «шестёрку» Алексей Коростылев предоставил в пользование молодой женщине, чтобы добираться на работу, на которую она, в конце концов, устроилась.

Мальчик не раз переводился из одного учебного заведения в другое, в итоге он стал жить и учиться в интернате. При этом к нему у педагогов было также немало вопросов по поводу его странного поведения – то он показывал свой член другим мальчикам, то предлагал им сделать массаж половых органов. Об этих нюансах в поведении ребенка педагоги рассказывали и следователям, и судье.

Во время следствия, которое длилось три года, Алексей Филиппович Коростылев находился дома. Он тогда рассказал супруге о том, что Мария вскоре после подачи заявления в полицию предлагала забрать заявление в обмен на 100 тыс. рублей. Видимо, не знала она тогда, что обвинению в тяжком преступлении, да ещё и в отношении ребёнка, дать обратный ход уже нельзя, а понести ответственность самой придётся.

Многочисленные нарушения, выявленные в ходе следствия, мы изложили в нашем расследовании два года назад: понятые, имеющие непосредственное отношение к СКР и самостоятельно составляющие протоколы, «Детский крем» и бутылка масла «Ушастый нянь», которые каким-то образом были признаны вещдоками, якобы  «удаленные видеофайлы порнографического содержания», притом что у Коростылевых – обычные кнопочные телефоны, путаница с изъятыми при обыске телефонами, неформальное общение самой Марии со следователем, – это ещё не весь перечень того, на что надзорному ведомству следовало бы обратить внимание.

Кроме того, несколько экспертиз, которые были проведены в рамках уголовного дела, не подтвердили вины Коростылева. Во-первых, эксперты достоверно не смогли сказать, были ли в отношении мальчика совершены развратные действия и кем именно, а также не смогли сделать вывод о достоверности показаний ребёнка. Кроме того, в заключении судебной сексологической экспертизы при описании правонарушителя, ребёнок говорил не о Коростылеве, а о совершенно другом человеке.

Опять же, ни экспертиза, проведённая институтом им. Сербского в Москве в отношении Коростылева, ни результаты опроса с применением полиграфа не свидетельствовали о его вине.  

Дело не раз возвращалось прокурором для производства дополнительного следствия, так как собранных по делу доказательств было недостаточно для принятия решения об утверждении обвинительного заключения. Срок предварительного следствия по делу продлевался десятки раз, несколько раз расследование приостанавливалось, в очередной раз возвращалось и прокуратурой города, и прокуратурой края для производства дополнительного следствия. А через два года Алексею Коростылеву всё-таки было предъявлено обвинение.

В ходе предварительного слушания судья Армавирского городского суда Сергей Погребняк вернул дело прокурору, поскольку обвинительное заключение было составлено с нарушениями. Соответствующее ходатайство было направлено стороной защиты, которая обратила внимание суда на то, что в обвинительном заключении, утверждённым прокурором г. Армавира Игорем Стуканогом, не в полном объёме приведены доказательства, на которые ссылается сторона защиты. Ряда показаний свидетелей вообще нет в заключении, нет также показания свидетелей, допрошенных в рамках дополнительного следствия по указанию заместителя прокурора Краснодарского края В. Рябоконева. А часть показаний свидетелей защиты приведена не в полном объёме. Нет в обвинительном заключении и результатов нескольких судебных экспертиз, на которые ссылается сторона защиты, отсутствуют результаты опроса на полиграфе. Следствием не было достоверно установлено время и место совершения преступления. Указав ещё на ряд нарушений, судья Армавирского городского суда Сергей Погребняк не стал рассматривать дело по существу и вернул его прокурору. Но гособвинитель Андрей Сыромятников обжаловал данное решение в апелляционной инстанции. Жалобу на это решение в апелляционную инстанцию подала и Мария Кузнецова. В итоге судья Краснодарского краевого суда Галина Лободенко отменила решение суда первой инстанции и направила дело в Армавирский городской суд для рассмотрения по существу. И уже армавирская судья Светлана Клюшина вынесла обвинительный приговор.

Алексей Коростылев уже отсидел полсрока. Всё это время он борется с произволом следственных и судебных органов. Как нам стало известно, Генеральная прокуратура РФ в очередной поручила прокурору Краснодарского края проверить доводы Алексея Коростылева о несогласии с приговором, которые он изложил в своей жалобе.

«Приведенные заявителем доводы требуют дополнительной проверки, организация которой поручена прокурору Краснодарского края», – пишет заместитель начальника кассационно-надзорного управления Генпрокуратуры РФ К.В. Гузеев.

Главная задача следствия – доказать вину, но этого не было сделано ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного разбирательства.

Может быть, стоит вернуться к этому делу и, как говорится, наверстать упущенное? К тому же Игорь Стуканог вернулся в Армавир,  возглавив следственный отдел по г. Армавиру Управления СКР по Краснодарскому краю. Будучи прокурором г. Армавира, именно он подписывал обвинительное заключение Алексею Коростылеву несколько лет назад и надзирал за ходом следствия, в ходе которого были допущены вышеизложенные нарушения.

Что же касается надзорного ведомства, то надеемся, что прокуратура Краснодарского края не будет составлять очередную отписку, а всё-таки вникнет в этой дело и разберётся, хоть и с опозданием.

Редакция направила свой запрос прокурору Краснодарского края Сергею Табельскому, в котором попросила проинформировать редакцию о том, были ли тщательным образом проверены изложенные Коростылевым доводы, нашли ли они своё подтверждение, и если «да», то какое наказание понесли лица, совершившие противоправные действия.