Культура:

«Сауна дальнего следования»

03.12.2021

Роман-хроника

Автор: Редакция «НГК»

1936

Глава 6 часть 1

Начало: https://ngkub.ru/kultura/sauna-dalnego-sledovaniya_5

https://ngkub.ru/kultura/sauna-dalnego-sledovaniya_2

https://ngkub.ru/kultura/sauna-dalnego-sledovaniya_3

https://ngkub.ru/kultura/sauna-dalnego-sledovaniya_4

https://ngkub.ru/kultura/sauna-dalnego-sledovaniya_dalnego-sledovaniya https://ngkub.ru/kultura/sauna-dalnego-sledovaniya_dalnego-sledovaniya13579 https://ngkub.ru/kultura/sauna-dalnego-sledovaniya_dalnego-sledovaniya75587568 https://ngkub.ru/index.php?route=simplearticles/article&sa_category_id=7&sa_article_id=11336

https://ngkub.ru/kultura/sauna-dalnego-sledovaniya_dalnego-sledovaniya75587568753

Наука делиться

После объявления Лазейкиным о том, что Дмитрий Гомес получит на руки наличными около 5 миллионов премиальных, коллеги негласно объявили ему фронду. Старший судебный пристав Пролетарского суда Лаптева не скрывала от Дмитрия, что отдельцы ходили к шефу и требовали разделить его премию на всех поровну. Лазейкин их выслушал и взял тайм-аут. Напряжение в коллективе нарастало. Верно говорят, что деньги способны разбить самую крепкую дружбу. Хотя дружба в судейской среде – большая редкость, но и до открытой вражды в их суде до этого случая никогда не доходило. Лаптева обмолвилась, что горячие головы предлагают пойти на приём с этим вопросом к Самому – председателю крайсуда Чертогову. Дмитрий кожей чувствовал, что сказала она это ему неспроста. Мол, думай, Дима, думай, как бы тебе эта премия боком не вышла!

Аккуратно сложенные в полинялую наволочку от подушки банковские банкноты, которые вместе с Ириной несколько вечеров подряд они любовно раскладывали на отдельные кучки (это – на машину, это – на дом, а это – на Сейшелы) превратились в орудие пытки. Собственноручно отдать заработанные деньги любителям халявы было нестерпимо жалко. Менять определённость, пусть и незавидного своего положения, на неизвестность – страшно. Дмитрий чувствовал, что не готов ни к этим деньгам, ни к подковерным интригам, ни к тому, чтобы отправиться, пусть и с немалыми деньгами в свободное плавание.

                                                                                                                          ***

По местному радио каждый день сообщали о разбое и убийствах. В Туапсе шла делёжка порта, конкуренты отстреливали друг друга прямо на причалах, во дворе администрации Кущевского района белым днём был убит глава администрации Борис Москвич. О том, что он, Дмитрий Гомес, получил кучу денег, гудел уже не только Пролетарский суд. А в суде, как известно, кого только не встретишь! Мало ли кто может воспользоваться этой информацией?!

Ирине было велено минуты три оглядываться и прислушиваться, перед тем как отмыкать входную дверь ключом. А уж сам Дмитрий чего только не прокручивал в воспалённом мозгу бессонными ночами: то его похищают прямо с остановки и мучают в лесу бандиты, то под утро, когда весь дом крепко спит, бандиты проникают к ним в квартиру. Ночные зевки стареющего кота Редъяра, а зевал он часто и смачно, приводили пристава-миллионера в состояние животного страха. Каждый последующий день истощал Гомеса и морально, и физически. Мексиканский сериал «Богатые тоже плачут», который приковывал по вечерам к экранам телевизоров полстраны, воспринимался Дмитрием теперь без иронии. Бремя богатства неожиданно оказалось для него тяжким грузом и непосильным испытанием. Бессонными ночами он лежал при ярком свете (свет в целях безопасности по ночам не гасили, а телевизор, уходя из дома, теперь оставляли включенным), надеясь, что это может защитить от грабителей. Дмитрий раз за разом сомнамбулически прокручивал в голове возможные варианты дальнейшего развития событий.

***

Вариант, который был для него заманчив. С видом оскорбленной добродетели он подаёт заявление на расчет и уходит в никуда, громко хлопнув дверью. Вариант, от которого сводило судорогой скулы. Он принимает во внимание пожелание коллег и соглашается с тем, что его премию делят на весь отдел. В итоге он сохраняет лояльность к себе коллектива, и у него остается тысяч триста-четыреста. Это ещё как считать… Брать, например, в расчет ту же Лаптеву или нет, или только рядовых сотрудников отдела? Сама мысль о том, что Вадик и Жанна Сонюшкины на семью получат в два раза больше, чем он, и при этом за его спиной будут ржать над ним от души и называть его глупым Буратино, приводила его в бессильную ярость. Дмитрий понимал, что даже после того, как деньги размажут на весь отдел, коллеги лучше относиться к нему не станут. Уж если между ними пробежала чёрная кошка, то жертву с его стороны эти хабалы не оценят. Сочтут за слабость и будут чувствовать себя победителями.

Но дни шли, и надо было на что-то решаться. В минувшую пятницу его демонстративно не позвали на соревнование по пейнтболу с командой приставов Закубанского суда, хотя без него не обходилось до этого ни одно соревнование. Дмитрий, малодушно скрывавший от Фёдора получение премии, вынужден был обратиться к нему за советом. В его окружении не было человека, который бы разбирался в этой новой манящей и одновременно пугающей жизни, суть времени которой чутко уловили создатели фильма «Бандитский Петербург».

                                                                                                                   ***

Фёдор, не перебивая, выслушал монолог Дмитрия. Он и бровью не повёл, когда Дмитрий назвал сумму в 5 миллионов, не стал упрекать друга в том, что тот не «обмыл» успех. В глубине души Дмитрию было неловко, что он «зажал», не отметил с другом это событие, хотя такая возможность у него появилась. Фёдор, не раздумывая, вмиг развеял все его сомнения:

– Отдай Лазейкину половину и расслабься. Братва в отделе враз языки прикусит, как только почувствует, что шеф к тебе расположен.

– А если он меня напрет?

– Скажи, что без его умелого руководства ты бы не заработал этих денег. Примет как должное. Не ссы, это же не взятка, а презент. Ну, скажи, что жертвуешь на канцелярские нужды для суда от всей души.

Дмитрий был поражён мудростью совета и тем, что сам он не додумался до этого. После каждой своей отсидки, отец пространно рассказывал им с братом о сокамерниках, их делах и судьбах. По его рассказам выходило, что с деньгами и на зоне живётся веселей тем, кто делится с начальством. С детства родители словами и собственным примером внушали Дмитрию истину «Не подмажешь – не поедешь». Но магия первых больших денег, попавших ему в руки, затмила разум. А может, жадность обуяла. Теперь он точно знал, с кем ему следует поделиться своей премией так, чтобы это стало толчком для дальнейшей карьеры.

Дмитрий в очередной раз убедился в умении друга находить верный выход из самой щекотливой ситуации. Его совет – вложить оставшуюся ему половину премии в коммерческую недвижимость, Дмитрий принял как руководство к действию.

– На улице Сормовской ХБК дербанят за долги, можно недорого подобрать под баню-сауну помещение. Хлеб, гробы, бани и царям, и нищим нужны. В бане все равны. Там видно будет, какой дополнительный сервис в сандунах завести. Народ по видикам «Эммануэль» смотрит, а в Краснодаре одни только помывочные с шайками для пенсионеров. Я серьёзно, классный бизнес! Бабок много не срубишь, но полезными связями обрастёшь, а это устойчивая валюта. Вон вчера объявили о том, что «Юрак-банк» лопнул. Сегодня с утра под офисом на ул. Красной на руках номера очереди вкладчики записывают. Хвост до Авроры растянулся. Завтра «МММ» с Лёней Голубковым гикнется. Инфляция бешеная – вкладывай не тяни, – определил Фёдор дальнейшую судьбу друга.

Новое слово «инфляция», впервые услышанное Гомесом от Фёдора, представлялось ему в виде следователя из Карасунского отдела милиции, которая проводила у них в доме обыск, когда отец залетел в очередной раз под статью о мошенничестве. Женщина в погонах не побрезговала корзиной с грязным бельем, выворачивала даже карманы детской одежды. Но Дмитрий уже не страшился завтрашнего дня, без страха представляя, как он с увесистым пакетом с утра пораньше явится к неприступному Лазейкину.

(Продолжение следует)