Расследования:

Предписание №7

21.04.2020

Почему предписание главного санврача Кубани, на основании которого в крае ввели карантин, скрывают от жителей?

Автор: Отдел расследований «НГК»

6401

В первые же дни после объявления губернатором Кондратьевым карантина, жители Кубани попытались найти на сайте управления Роспотребнадзора предписание главного санитарного врача по Краснодарскому краю и там его не обнаружили. На основании этого предписания губернатор в течение 24 часов обязан был ввести карантин и ввел его. Самого предписания никто  кроме губернатора, до сих пор в крае в глаза не видел. 

В интересах  жителей Кубани

Редакцией «Новой газеты Кубани» в управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Краснодарскому краю 6 апреля был направлен запрос о предоставлении в документированном виде сведений о содержании предписания главного государственного санитарного врача по Краснодарскому краю от 31 марта 2020 г. № 7. На наш запрос мы получили 2 формальные отписки. Пришлось обратиться к прокурору Краснодарского края с 2 заявлениями. В одном из них руководитель газеты просит  возбудить дело об административном правонарушении в отношении виновного должностного лица Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Краснодарскому краю по факту неправомерного отказа главному редактору «Новой газеты Кубани» Ташматовой Г.В. в предоставлении информации, предоставление которой предусмотрено федеральным законом, и направить для рассмотрения в суд в соответствии с правилами о подсудности. В другом - возбудить дело об административном правонарушении в отношении виновного должностного лица Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Краснодарскому краю по факту неразмещения в сети «Интернет» информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления в случаях, если обязанность по размещению такой информации в сети «Интернет» установлена федеральным законом, и направить для рассмотрения в суд в соответствии с правилами о подсудности. 

Дорога ложка к обеду

Официального ответа из прокуратуры редакция НГК не получила. Обещания пресс-службы прокуратуры края «Рассмотрим в любом случае» еще больше подтвердили наше подозрение о том, что предписание скрывают неспроста. Тем более что подавляющее число российских регионов, где был введен карантин, в том числе и Москва, аналогичное постановление опубликовали на сайтах ведомства в день введения на своей территории карантина и секрета из него не делают. 

Почему же руководитель  управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Краснодарскому краю М.А. Потемкина не исполнила требование закона даже после направленных в адрес управления многочисленных запросов? Почему ответы в редакцию подписала за нее ее заместитель? Зачем понадобилось скрывать от народа предписание от 31 марта под номером 7. На сайте ведомства есть документы под номерами 5, 6, 8, а вот №7 отсутствует.

У НГК есть несколько версий, над проверкой которых мы сейчас работаем. И помогают в этом расследовании нам наши читатели. В следующих выпусках мы обязательно о них расскажем.

Нужно ли объяснять, почему редакция заняла на этот раз столь принципиальную позицию? Думаю, что это и так понятно. Добросовестной самоизоляции от граждан можно требовать лишь в том случае, если они будут обладать всей полнотой достоверной информации с первого дня введения карантина и вплоть до его отмены. Вопрос этот далеко не праздный, он волнует сегодня обывателей, бизнес, различные государственные структуры, СМИ, кубанских политиков, которые внимательно следят за нашими публикациями  на эту тему. А многие из перечисленных самостоятельно обратились в прокуратуру края с подобными требованиями. 

Отсутствие этого предписания в публичном доступе ставит под сомнение все последующие решения органов местной власти связанные с карантином. Особенно этот вопрос волнует тех, для кого карантин поставит крест на бизнесе, личной карьере, по большому счету - на будущности в целом - и детей и взрослых.  

Чтим и читаем…

Для тех, кто чтит российское законодательство, попытаемся подробно обосновать причину нашего обращения к прокурору края. Письмом Управления от 14.04.2020г. № 23-00-08/19-6317-2020 в редакцию разъяснено, что предписание Главного государственного санитарного врача по Краснодарскому краю от 31.03.2020г. № 7 было адресовано администрации Краснодарского края, не является нормативным правовым актом и не подлежит обязательному официальному опубликованию на основании Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации (далее Правила), утвержденных постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 года № 1009.

В этом же письме Управлением указано, что именно упомянутые Правила являются основанием для отказа в предоставлении копии предписания Управления от 31 марта 2020 г. № 7.
Эта ссылка Управления на Правила, как на правовое основание для отказа пользователю информации в предоставлении доступа к информации, - является неправомерной. Это обычная уловка для отказа в информации.
Указанные Правила регламентируют порядок подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, коим предписание Главного государственного санитарного врача по Краснодарскому краю от 31.03.2020г. № 7 не является! 

Также, указанные Правила регламентируют порядок официального опубликования нормативных правовых актов, что не тождественно порядку размещения государственными органами и органами местного самоуправления информации о своей деятельности в сети «Интернет». 

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 5 Федерального закона от 09.02.2009г. N 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» доступ к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления ограничивается в случаях, если указанная информация отнесена в установленном федеральным законом порядке к сведениям, составляющим государственную или иную охраняемую законом тайну. Перечень сведений, относящихся к информации ограниченного доступа, а также порядок отнесения указанных сведений к информации ограниченного доступа устанавливается федеральным законом.

Согласно части 2 статьи 5 Федерального закона от 27.07.2006г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» информация, в зависимости от категории доступа к ней, подразделяется на общедоступную информацию, а также на информацию, доступ к которой ограничен федеральными законами (информация ограниченного доступа).

По правилам части 4 статьи 19 Закона в случае, если запрашиваемая информация относится к информации ограниченного доступа, в ответе на запрос указываются вид, наименование, номер и дата принятия акта, в соответствии с которым доступ к этой информации ограничен. В случае если часть запрашиваемой информации относится к информации ограниченного доступа, а остальная информация является общедоступной, государственный орган или орган местного самоуправления обязан предоставить запрашиваемую информацию. 

Ни один из предоставленных ответов Управления на запрос редакции о получении данной информации не отвечает указанным требованиям федерального законодательства РФ.
Сведений об отнесении запрашиваемой информации к информации ограниченного доступа Управлением нам не предоставлено.

Заслуживает внимания наличие запрета на отнесение к служебной информации ограниченного распространения, в том числе, санитарно-эпидемиологической и другой информации, необходимой для обеспечения безопасного существования населенных пунктов, граждан и населения в целом (постановление Правительства РФ от 03.11.1994г. № 1233).

Из анализа приведенных законоположений следует, что если применительно к отдельным видам информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления не установлены особенности предоставления - притом что обязанность этих органов предоставить гражданам и их объединениям информацию о своей деятельности вытекает непосредственно из Конституции Российской Федерации (статья 1, часть 1; статья 24, часть 2; статья 29, часть 4), - то такая информация подлежит предоставлению по правилам Федерального закона «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления» (определение Конституционного Суда РФ от 24.12.2013г. № 2066-О). 

Вместо предписания …

Письмом от 8 апреля 2020 года № 23-00-08/19-5936-2020 Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Краснодарскому краю сообщило редакции об обстоятельствах, послуживших основанием для внесения 31 марта 2020 года Администрации Краснодарского края предписания о введении необходимых дополнительных санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и утверждении перечня профилактических, противоэпидемических и лечебно-диагностических мероприятий общеизвестную информацию, которой забит интернет.

Однако самого непосредственно предписания главного государственного санитарного врача по Краснодарскому краю от 31 марта 2020 г. № 7, запрошенного нами в документированном виде, пользователю информации предоставлено не было, что квалифицируется как отказ в предоставлении информации без обоснования причин.

Неправомерный отказ в предоставлении гражданину, в связи с поступившим от него запросом, или организации информации, предоставление которой предусмотрено федеральными законами, несвоевременное ее предоставление, либо предоставление заведомо недостоверной информации образует состав правонарушения, предусмотренного ст. 5.39 КоАП РФ.

В соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ сообщения и заявления, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения, являются поводами к возбуждению дела об административном правонарушении.

По правилам ст. 28.4 КоАП РФ дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 5.39 КоАП РФ, возбуждается прокурором, о чем выносится постановление.
                               
О взаимности…

Логика простая. Если власть хочет, чтобы ее уважали, то должна сама относиться к гражданам с уважением. Эта ситуация наглядно показывает, что жителям Кубани, в данном случае, отводят роль  безгласной толпы, которой незачем знать истинное положение вещей даже в период пандемии. Надеемся, что прокуратура края окажется выше ведомственных интересов и  защитит законное право граждан на информацию, которая напрямую касается безопасности их жизни.